воскресенье, 10 августа 2014 г.

Валерий Сауткин 1943

Вале́рий Вениами́нович Са́уткин
1943, Ярославль, СССР
Известный советский и российский поэт-песенник. Окончил Московский энергетический институт в 1967 году, кандидат технических наук, автор 13 изобретений.

Юдифь и Олоферн 
Либретто оперы на музыку А. Н. Серова (1863г.). Ремарки композитора.

Действующие лица:
ЮДИФЬ.
АВРА, приближенная к Юдифь рабыня.
ОЗИЯ, ХАРМИЙ - старшины в еврейском городе.
ЭЛИАНИМ, левит.
ОЛОФЕРН, военачальник ассирийский.
АХИОР, вождь подвластных Олоферну аммонитян.
АСФАНЕЗ, один из приближенных к Олоферну вождей.
ВОГОА, начальник гарема Олофернова.
Воины еврейские. Народ еврейский.
Вожди и воины ассирийские. Рабы и рабыни Олоферна.

Действие в Иудее во 12 веке до Р. Х.

Площадь в осажденном еврейском городе  под палящим солнцем. Над зубчатою городскою стеною с большими металлическими воротами, наглухо запертыми, виднeются высокие каменистые горы.
При поднятии занавеса народ расположен разными группами в глубине сцены, около городской стeны и среди самой площади под сенью домов и пальм. На всех лицах - уныние и отчаяние, слeды жестокого изнурения от жажды.

СЦЕНА 1.
На авансцену входят медленно и с поникшей головой старейшины города Озия и Хармий и жрец Элианим.

ОЗИЯ:
Мы преуспели в отраженье
Попыток штурмом взять наш город,
Но к нам за время окруженья
Предательски подкрался голод.
К тому же, что намного хуже,
Родник наш, тайный, утром рано
Был Олоферном обнаружен
И взят злодеем под охрану!.

ХОР:
Да! Надежда эфемерна.
Понимает каждый!
Либо «милость» Олоферна,
Либо смерть от жажды!

ХАРМИЙ:
Не верно было бы, наверно,
Пока не взял за глотку голод,
Ждать милости от Олоферна,
На разграбление сдав город.

ОЗИЯ и ХАРМИЙ:
Пять дней сумеем продержаться!
Пять дней молиться будет город.
Господь подскажет: или сдаться,
Иль умереть, не сдавшись гордо!

ХОР:
Да! Надежда эфемерна.
Понимает каждый!
Либо «милость» Олоферна,
Либо смерть от жажды!

ЭЛИАНИМ (строго):
Нас учит многолетний опыт,
И разум наставляет нас,
Ни слёзы, ни печаль, ни ропот
Не помогают в тяжкий час!
Ни смерть, ни рабские оковы                
Нет! Не допустит небосвод!                
Молитесь дети Иеговы!                         
Смирите скорбь!                                     
Мы – Богом избранный народ!       
Бог, подневольный дух рассеяв,             
Избавил нас от рабских пут                   
И нам, ведомым Моисеем,             
В пустыне указал он путь!                
Судьба испытывает снова                
Многострадальный наш народ    
Молитесь! С нами Иегова!    
Смирите скорбь!                                                                                 
Молитесь и беда уйдёт!    

Медленно уходит.
Народ мало-помалу приближается к старшинам и обступает их. Густая толпа мужчин, женщин и детей. Многие, однако, в совершенном истощении сил остаются, лежа в глубине сцены.

ЖЕНЩИНЫ:
Кто-то, испугавшись муки,
На себя наложит руки.
И Иегова
Нас не услышит –
В жажде засохли                                  
Наши уста!                                              
Мы заклинаем,                                        
Кто ещё дышит,                                     
Настежь откройте                                  
Все ворота!
                                                                                                                        
МУЖЧИНЫ:
Языки присохли к нёбу                         
Жажда жжёт утробу!
И Иегова
Нас не услышит –
В жажде засохли                                  
Наши уста!                                              
Мы заклинаем,                                        
Кто ещё дышит,                                     
Настежь откройте                                  
Все ворота!
                                                                                                                                   
НАРОД:
Неисчислимы 
Наши потери.                                        
Мы не протянем
Даже трёх дней!                                     
Если сдадимся,                                     
По крайней мере,                                  
Обезопасим
Наших детей. 
(с отчаянием):
Нет сил терпеть!                                  
Надежды луч погас!                            

ОЗИЯ (продолжая):
Всего пять дней, и я отдам приказ!    

ОЗИЯ, ХАРМИЙ (вместе):
Пять дней нам уповать на божий Глас!
Сдадимся, если Он оставит нас!          

Внезапный шум за городской стеною.

НАРОД (в смятении):
А что это за шум                                  
За стенами? Наверно,                         
Опять пошла на штурм                         
Пехота Олоферна?!                               

Стража на городской стене переговаривается с голосами за стеной у ворот. Озия идет туда, и через несколько мгновений ворота отпираются, воины влекут Ахиора со связанными руками, бледного, изможденного страданием. Толпа народа сгущается около Ахиора и стражи. Приходит жрец.

СТРАЖА (к Озии):
Стеная под стеной,                                  
Он из последних сил                               
Едва-едва живой,                                     
О помощи просил!                                  
Мы привели его,                                     
Освободив от пут,                                  
На ваш высокий суд.                            

ОЗИЯ, ХАРМИЙ, ЭЛИАНИМ (к Ахиору):
Едва ли твой рассказ                            
Сейчас утешит нас! 

АХИОРЕ (слабым от изнеможения голосом):
Я - вождь аммонитян,                            
Наёмник Олоферна,                               
Однако, как смутьян,                            
Наказан им примерно                            
И сослан к вам на смерть!                   

НАРОД (в ужасе):
Умом не постижимы                            
Деянья Сатаны!                                     

ОЗИЯ, ХАРМИЙ, ЭЛИАНИМ:
Как на духу скажи нам,                         
В чём суть твоей вины?    
             
АХИОР:
Олоферн нигде преград не ведал,       
Потеряв своим победам счёт.                
В первый раз далёк он от победы.       
Тридцать дней её напрасно ждёт…    
Тридцать дней!.. «А сколько ждать ещё?
И на что надеются евреи?                      
Восемь дней – и все умрут от жажды! 
Восемь дней, а, может быть, скорее!» 
Я сказал: «Они – народ отважный.    
И к тому же с очень давних пор,             
Все они в повиновенье строгом
С давних пор имеют договор                                                                               
С их невидимым, единым, Богом!
Творец всего вокруг,       
Для них, как учит Тора,                      
Их Бог – отец и друг,                            
Надежда и опора,                                  
Народ, пока Бог с ним,                         
А так всегда и было,                            
Надёжно им храним,                            
И никакою силой,                                  
Никем не одолим!    
                      
Неисполнение Завета
Для иудея – тяжкий грех.                      
Настолько тяжкий, что за это                
Их Бог наказывает всех!                      
Покуда иудеи 
Хранят и чтут Завет,                               
Их Богу, по идее,                                     
Альтернативы нет!    
И против них все наши боги,          
Большой, а с ним и малый круг,          
Смешны, бессильны и убоги,                
Будь то Нергал или Мардук.                
И лгать себе не надо:                            
Их Вера, как гранит.                            
Бессмысленна осада -                            
Их город Бог хранит!                            

ЭЛИАНИМ, ОЗИЯ, ХАРМИЙ И НАРОД
(с тёплым чувством благодарности, простирая руки и Ахиору:
Всё, что сказано, всё – верно,                      
Справедливый человек!                               
И, как жертва Олоферна,                            
Будь благословен вовек!                            

ОЗИЯ:
Однако, что                                              
Сказал ваш полководец?                      

АХИОР:
Вожди Олоферна притихли.                
А сам он ревел как дракон:                   
«Народ, как народ! Не таких ли          
Мы жгли или брали в полон!?             
Рубили, кромсали, топтали!..                
И, если отступим сейчас,                      
Навуходоносор едва ли                         
Поймёт отличившихся нас!                   
Однако, и эту войну я                            
Еврейскому Богу назло                         
Закончу, сровняв Ветилую                   
С землёй и засыпав золой!                   
А ты со своими словами, -                   
Орал он, войдя в сильный раж, -          
Разделишь свой жребий с врагами:    
И душу их Богу отдашь!»                      
Теперь вот и я вместе с вами –             
Готов разделить жребий ваш! 

НАРОД  (в ужасе и в слезах поднимая руки к небу):
Спаси, Господь, спаси!
Спаси твоих рабов!                               
Спаси и отведи                                        
Погибельную жажду!                            
Спаси, нельзя нам ждать                      
Пощады от врагов.                                  
Спаси и вразуми,                                  
Как было не однажды!                         
Спаси, Господь, спаси!                                                    
Нас, грешных во плоти,                         
Прости нам все грехи,                         
Прости и отпусти их.                            
(Упадая на колени).
В твоей лишь власти нас,                      
Твоих рабов, спасти.                            
Будь милосерден к нам -                      
Избавь от нечестивых!                         

Над картиной молящегося народа занавес тихо опускается.

СЦЕНА 2.

В домe Юдифи.

ЮДИФЬ (одна, в печальной одежде; в глубокой задумчивости).
Детство - в благости и тишине,             
Юность – в чистой любви без витийства.
Жизнь была словно в сказочном сне    
Пока муж не погиб на войне…             
А теперь я иду на убийство!                   
А теперь я иду на убийство!                   
В ужасе закрывает лицо руками.

«ЖЕМЧУГА И ВИССОН»
Жемчуга и виссон                                                 
И тиара, как нимб…                                           
Улыбнусь и, как сон,                                           
Появлюсь перед ним.                                  
Я вплету в его сны,                                  
Как цветы в волоса,                                           
Ароматы весны                                                       
И её голоса.                                                                
Райской птицей спою                                     
Ему песню свою,                                                    
Красотой ослеплю,                                              
А потом усыплю!                                  
Райской птицей спою                                        
Ему песню свою,                                                 
И вином напою                                                    
Он умрёт, как в раю!                                        

Опять я не спала сегодня:                      
Страшил трагический финал,                
Мне свыше голос был Господний.          
На подвиг он меня призвал.                         

АВРА (входит унылая):
Идут, идут! 
Озия, Хармий                                                          
Услышали, что ты звала,                                  
И тотчас поспешили.                                           
Посмотрим, как они решили                         
Поправить скверные дела.                               
Они вдвоём, как два крыла…                         
Идут! Идут!                                              

ЮДИФЬ:
Я их не зря весь день ждала!                         

АВРА:
А что ты скажешь им?                                        

ЮДИФЬ:
Я планом поделюсь своим.                            

АВРА (недоверчиво):
Едва ли что-то нас спасёт!                            
Не те уж нынче времена,                               
Народ и тот уже не тот!                                  
Давно забыты имена,                                        
Судьи Деворы и Яиль!
Не женского ума – война!                            
Тьму дикарей,  пойди, осиль!                      
И ты, на зависть всем, сильна,                   
Но не Девора, не Яиль!

ЮДИФЬ:
Яиль!.. Благословенно это имя… 
Забытая народом героиня…    

АВРА:
Яиль!..  Воспетая поэтом,                                  
По жизни верная Заветам –
Пример святой любви к Отчизне!..             

«ЯИЛЬ»
В смутную эпоху судей                         
Израиля
Много было славных судеб.                
Но о подвиге Яили                                  
Не забыли!                                              
Не забыли как Яиль,                               
В противостоянье силе                         
Силу обративши в пыль,                      
Отстояла Израиль!                                  
Как захватчику Сиссару                         
Песни пела                                              
И, готовя Божью кару,                            
Томно обнажала тело.                            
И Сиссара,                                              
Чарами Яиль влеком,                            
Не успел  понять, в чём дело,                
Как она ему легко                                  
В голову вонзила кол!                            

Юдифь в большем и большем одушевлении, повторяет последнюю строфу вмести с Аврой.

ЮДИФЬ (прислушиваясь):
Старейшины! Иди! встречай!

Озия, Хармий входят; с ними несколько евреев. Авра в глубине сцены.

ОЗИЯ и ХАРМИЙ (к Юдифи).
Ты позвала нас:
Скажи, зачем?

ЮДИФЬ (строго).
Отцы, я знаю ваш вердикт.                   
Хочу спросить вас очень строго          
Насколько праведно пред Богом          
Вот так, как вы, с таким упорством,    
Вот так, как вы, с таким упорством,    
О Боге думать слишком просто!
Всего пять дней ему вы отпустили.    
Сомненья гложут вас 
В Его сакральной силе !?                      
В Его премудрой власти -                   
Послать спасение
В любой из дней и от любой напасти. 
И наше счастье и несчастье -                
Всё от него, всё от него,                         
Царя царей!                                              
И нет его добрей!                                  
Греховен ропот в час скорбей.             
Триумф дарует Бог
Тому из воинов,   кто смог
Всего себя отдать борьбе.                                     

ОЗИЯ.
Тебе, Юдифь,
Творец дал мудрость мужа.                   
Всё понимаешь, нас не хуже!                

ОЗИЯ и ХАРМИЙ.
Но как нам пережить весь этот ужас? 
Народ не в состоянии уже терпеть!    

ОЗИЯ, ХАРМИЙ и ЕВРЕИ.
Молись за нас теперь и впредь,             
Как праведная дочь,                               
Чтоб на земную твердь                         
Желанный хлынул дождь!                   
Спасительной прохладой…       

ЮДИФЬ.
Взывает к Богу ваша дочь!                   
И вы молитесь день и ночь,                   
Молитесь, чтобы мне помочь!             
В осуществленье плана.                         
При этом, как ни странно,                      
Сегодня как бы убегу                            
Я ночью в стан к врагу.                         
В стан к врагу!                                              
Но тайно!                                                 

АВРА (в ужасе).
Что я слышу?!                                        
Поверить не могу!                                  
                                                                                  
ОЗИЯ, ХАРМИЙ и ЕВРЕИ (благословляя Юдифь).
Ну, что ж! Иди!
Но знай, когда покинешь город,          
Рискуешь очень много потерять!                            
Поскольку дашь народу повод                            
Тебя прелюбодейкою считать!             
(Уходят.)

АВРА (по уходе старейшин, в сильной тревоге подходит к Юдифи).
Что ты была супругою примерной, 
Никто не сомневается, наверно,       
Но что ты ждёшь от встречи  с Олоферном?    
Всё может обернуться очень скверно!    

ЮДИФЬ  (спокойно и торжественно).
Внимаю глас Господний сердцем, а не ухом.
И в тяжкий час меня он укрепляет духом! 
Он мне диктует план!  Не время верить слухам                         
И причислять меня к изменницам и шлюхам! 

АВРА (в чрезвычайном волнении).
Юдифь! Зачем идёшь в становище разврата!? 

ЮДИФЬ
И ты идёшь со мной!                            
В успех я верю свято!

АВРА
Туда есть доступ, но оттуда нет возврата! 

ЮДИФЬ (перебиваемая Аврой)
Жемчуга и виссон                                                 
И тиара, как нимб…                                           
Улыбнусь и, как сон,                                           
Появлюсь перед ним.                                  
Я вплету в его сны,                                  
Как цветы в волоса,                                           
Ароматы весны                                                       
И её голоса.                                                                
Райской птицей спою                                     
Ему песню свою,                                                    
Красотой ослеплю,                                              
А потом усыплю!                                  
Райской птицей спою                                        
Ему песню свою,                                                 
И вином напою                                                    
Он умрёт, как в раю!                                        

АВРА (про себя, в одно время с Юдифью).
Что она говорит!                                     
Неужели она                                           
Потеряла свой стыд,                               
И, всегда так скромна,                            
Вдруг рехнулась она!                            

(К Юдифи, умоляя).
Не обостряй, Юдифь, несчастья!          
Ты на руках моих росла,                         
Как роза красная, цвела                                     
И добродетельной была.                         
В твоей, я знаю, это власти:                   
Свою гордыню отвратив                         
Отчасти избежать напасти!
Оставь свой замысел, Юдифь!             
Зачем мне сердце рвёшь на части?       
Зачем мне сердце рвёшь на части?       

ЮДИФЬ.
Глас божий – глас моей надежды!       
Не мешкай, Авра! Собери                      
Все лучшие мои одежды,                               
И мы выходим до зари!                

Занавес падает.

СЦЕНА 3.

Богатый шатер Олоферна. На заднем планe широкий вход закрыт роскошными коврами. На авансцене вход во внутренний отдел шатра. Возвышенное место для Олоферна, под балдахином, украшенным золотом и драгоценными каменьями.
При поднятии занавеса Олоферн лежит в полудремоте на низком ложе, покрытом тигровой кожей. На авансцене у входа во внутреннюю часть шатра сгруппированы одалиски. Одни из них играют на арфах и лютнях (того времени), на двойных флейтах и разных бряцающих орудиях. Другие поют, третьи – в том числе египетские и нубийские алмеи – пляшут.
Над Олоферном – евнухи с опахалами. Близ Олоферна один из вождей ассирийских – Асфанез. По другую сторону начальник гарема и телохранителей Вогоа. Воины у входа в шатер на страже.

«ПЕСНЯ  ОДАЛИСОК»
Где Евфрат катит волны -                   
Вавилон, край привольный,                         
Край родной,                                                          
Рай земной,                                                             
Краше нет Вавилона.                                        
Край родной,                                                          
Рай земной,                                                             
Краше нет Вавилона.                                        

Негой дышит                                                          
Ночь Востока,                                                       
Душу теребя,                                                          
С обожаньем                                                          
И восторгом                                                             
Жду тебя, любя.                                                 

Милый мой, ночь темна!                               
Приходи, я – одна!                                              
Пир готов, и альков                                           
Под шатром Златотканым.                            
Пир готов, и альков                                           
Под шатром Златотканым.                            

ОЛОФЕРН (к одалискам).
Прочь все, включая дев!          
Тошнит от вашего напева!                   

По знаку Вогоа одалиски удаляются.

ОЛОФЕРН (вставая с ложа, Афанезу).
Меня переполняет гнев!                         
Я здесь, как лев,                                     
На тридцать дней  закрытый в хлев!       

Мне в тридцать дней по силам             
Три царства растоптать,                         
Чтобы потом красиво                            
С победой отдыхать!                               
А тут взираем кротко                            
На жалкий городок,                               
Жирок на подбородках,                         
Нагуливая впрок!                                     
Властители и боги,                                  
Столицы, глухомань,                               
Лачуги и чертоги                                     
И вся Тьмутаракань                                  
Мне кланяются в ноги                            
И рьяно платят дань!                               
       
А тут взираем кротко                            
На жалкий городок,                               
Сомнём сопротивленье,                         
Врага повергнем в шок,                         
Сотрём, без сожаленья,                         
Евреев в порошок!                                  
Конец игре с судьбой!                            
Конец долготерпeнью!                            
Назавтра - смертный бой!                               

АСФАНЕЗ.
Пора нам в бой, пора!                            
Закончена игра!                                     
Вся армия готова                                     
Идти в атаку снова!                               
Ударим на ура!                                        

ОЛОФЕРН.
Итак, подайте знак!    

Трубы. Марш. Завеса шторы откидывается – в открытом поле проходит часть ассирийского войска.

Олоферн уходит с Афанезом и свитой телохранителей. На сцене один Вогоа и несколько рабов.

ВОГОА.
Что в стане случилось?
Толпа за толпою
         спешат к нам вожди...

Вожди и воины ассирийские толпа за толпой вбегают в шатер в радостном волнении.

ХОР АССИРИЯН (к Вагоа),
Пришла иудейка                                     
Красы небывалой                                  
И, как чародейка,                                  
Всех очаровала!                                           
Горда непомерно,                                  
Горда непомерно,                                  
Природная стать…                                  
И пред Олоферном                                  
Желает предстать:                                  
Ему ей, наверное,                                     
Есть что рассказать!..                            

ХОР (другая группа вождей прибегая).
Вот уж жена, так жена!                         
Ах, что за грудь! Что за очи!                
Неги и страсти полна                            
И благородно бледна                            
Ах, как стройна и нежна!                      
Благоухает она…                                        
Вот уж жена, так жена!       
Ах, что за грудь! Что за очи!       
Неги и страсти полна                            
И благородно бледна…                            

(третья группа, прибегая.)
Сотрём иудеев                                                       
Сотрём в порошок!                               
Сотрём в порошок!                               
Сотрём в порошок!    
             
(другая группа вождей)
Неги и страсти полна                            
И благородно бледна                            
Ах, как стройна и нежна!                      

(Повторение всего вместе с общим хором.)

Трубы за сценой с разных сторон. Большое движение перед шатром.

ВОГОА.
Сам Олоферн идёт сюда! 
Встречаем как всегда!                            

Олоферн с Асфанезом и со свитою возвращается в шатер и садится на своем месте, под балдахином. Справа у него Асфанез, слева, поодаль, Вагоа. Множество вождей в шатре, другие у входа. Близ входа во внутренний отдел шатра –  группа одалисок, привлеченных любопытством.

ХОР АССИРИЯН (все еще в волнении, но более сдержанном в присутствии Олоферна).
Смотрите: поступью легка, 
Сияет, как звезда востока,                      
Несёт изящный стан высоко                   
И смотрит свысока!                               
С улыбкой на устах.                               
Но никаких следов порока!                
Прелестна и чиста!                               
                            
 Юдифь входит в сопровождении Авры и новой толпы воинов. Авра остается в глубине сцены. Юдифь подходит, увидев Олоферна, преклоняет пред ним колено и, скрестив руки на груди, наклоняется до земли.

ОЛОФЕРН (пораженный красотою Юдифи, говорит ей ласково).
Не бойся, иудейка,
И встань с колен!                                                 
А это появленье                                     
Надеюсь, не лазейка,                            
Чтоб избежать потом плененья?          

ЮДИФЬ (тихо и покорно, сначала не без робости).
Поверь, о, вождь великий!                   
Что здесь я несмотря                            
На разницу религий!                            
Скорей, благодаря!..                               
Признаюсь для начала,                         
От воинов других                                  
Я слышала немало                                  
О подвигах твоих…                               
И это только штрих…                            

ХОР АССИРИЕН И ВОГОА (про себя).
Она так прекрасна, 
Но разумом ясным                                  
Блистает не меньше,                               
Не меньше никак!                                  
А это для женщин                                  
Совсем не пустяк!                                  

ЮДИФЬ.
Тобою был к нам прислан                      
Несчастный Ахиор.                               
Он говорил со смыслом                         
И далеко не вздор!                                  
Мы привыкаем с детства                      
Святой Завет беречь.                               
Пока храним Завет свой                                  
Чужой бессилен меч!                                        
Однако, Иегова                                        
Прощать грехи устал                                           
И за грехи сурово                                  
Евреев наказал.

АВРА (про себя, в ужасе).
Что слышу, Боже правый!!                            

ЮДИФЬ (не сводя глаз с Олоферна, вкрадчиво).
Вкусив запретную еду,                                  
Евреи навлекут беду!                            
А я должна, спасибо Богу!                   
Ведомая по жизни Им,                         
Открыть широкую дорогу                      
Тебе на Иерусалим!                               

ОЛОФЕРН.
Я рад тебе. Таких красавиц мне             
Не доводилось видеть и во сне!             
И в этом царстве пыли                            
Клянусь, не до мечты!                                        
Но чтоб такие были                               
Красавицы, как ты!..                                           

ЮДИФЬ (скромно).
Скудны наши горы:                      
Камни да пески…                                  
Пыльные просторы                                  
Пекла и тоски.                                                          
Жёны за мужьями                                  
Кротки и скромны.                                  
И не знают сами                                     
Скромности цены.                                  
(Нежно вкрадчиво.)
И к тебе, мужчина,                                  
Я бы не пришла,                                     
Если бы причина                                     
Веской не была.                                     
Для меня – награда,                               
Что тебе уже                                           
То, чему я рада,                                     
Тоже по душе.                                        
Вижу по глазам,                                  
Что ты рад и сам.

КВАРТЕТ                               

1.ОЛОФЕРН ( не сводя глаз с Юдифи).
Такой красы не видел белый свет!
Кипит огонь в моей крови!
В бою мне равных не было и нет!
А что мне уготовано в любви?!

2.АСФАНЕЗ (про себя).
Как воин, говорю себе:
«Стоять! Душою не криви!
Как не бывать царём тебе,
Так не видать её любви!»

3.ЮДИФЬ (с надеждой).
Как жаль, что мы ещё враги!
Каким он может быть в любви?
Всевышний Боже, помоги!
И на успех благослови!

4.АВРА ( в ужасе).
Юдифь, ужасен твой каприз!
Изменой душу мне не рви!
Покайся,
Богу помолись!
И не гневи, и не гневи!
                                              
ОЛОФЕРН (к Юдифи).
Когда падёт мир ниц,                            
Как ты, еврейка, обещала,                      
Я короную для начала                            
Тебя царицей всех цариц!
А вам (к слугам)
           без всякой суеты
Раскинуть к вечеру шатёр
И с наступленьем темноты
Немедля разжигать костёр!
И чтобы сразу принесли
Воды, посуды и еды,
Чтоб наши гостьи не могли
Ни в чём испытывать нужды!

ЮДИФЬ (кротко, но требовательно).
Ты укрепляешь дух свой в битве,          
Мы укрепляем дух в молитве!             
В молитве – Божья  благодать.             
Дозволь в часы молитвы                         
Лагерь покидать!                                     

ОЛОФЕРН (к Вогоа).
Свободный выход им и вход!                
(К Юдифи).
Царицей будь, пока…                            
До городских ворот!                                  
(К Асфанезу, с улыбкой.)
Их Богу, что всего вернее,                      
Их защищать не по плечу!                      
И он судьбу своих евреев                      
Вверяет нашему мечу!                                        

АСФАНЕЗ (гордо).
Да есть ли в мире  власть иная? Нет!    
Великий Олоферн, ты – бог побед!                

ХОР АССИРИЯН (вожди и воины).
Нeт в свете силы равной нам!    
Нeт в свете силы равной нам!                      
Нeт в свете силы равной нам!                      
Нeт в свете силы равной нам!                      

Во время хора Олоферн уходит во внутренний отдел шатра. Свита расходится. На авансцене остаются Юдифь и Авра.

ЮДИФЬ
Как жаль, что мы ещё враги!
Каким он может быть в любви?
Всевышний Боже, помоги!
И на успех благослови!

АВРА
Юдифь, ужасен твой каприз!
Изменой душу мне не рви!
Покайся,
Богу помолись!
И не гневи, и не гневи!

СЦЕНА 4.

Внутренний отдел олофернова шатра. Пышное пиршественное убранство. Ночь, горящие светильники,на золотых подножьях дымяшиеся курильницы. Вдали ложе Алоферна, закрытое богатой занавeсой.
Олоферн, Асфанес и несколько других военачальников ассирийских возлежат за пиршественным столом на львиных, тигровых и барсовых кожах. Кругом телохранители под начальством Вогоа. Рабы, рабыни и евнухи с опахалами над Олоферном. Другие рабыни беспрестанно наполняют вином чаши пирующих. Юдифь и Авра являются к Олоферну.

ОЛОФЕРН
Как вам, красавицы, спалось?
И чем вас удивил бог сна?

ЮДИФЬ
Увидеть сон не удалось.
Не знаю, как она (кивает в сторону Авры).

ОЛОФЕРН
Вина!

АВРА (недоуменно)
За что вменяешь нам вину?

ОЛОФЕРН (с улыбкой)
Я предлагаю вам вина
И мяса на углях к вину!

ЮДИФЬ
Свинина?

АВРА
Кажется, она!

ЮДИФЬ
Спасибо, но у нас с собой
Кошерная еда с водой,
И мы поделимся с тобой
Секретом, связанным с едой…

АВРА
Чревоугодие, как блуд, -
Великий грех! И мы едим
Лишь то, что разрешил Кашрут,
Закон, который свято чтим!

ОЛОФЕРН
А в чём же этот ваш секрет?

АВРА
Секрет в Талмуде изречён:
«Не исполняющий Завет
От Бога будет отлучён!»

ЮДИФЬ
И обречён! Как все они,  (кивает в сторону города)
Когда начнут есть лошадей!
Остались считанные дни,
Едва ли более трёх дней.
У них уже надломлен дух
И Бог им – не оплот теперь!
И ты подавишь их, как мух,
Не понеся людских потерь!
   (небольшая пауза)
Теперь у нас молельный час.
Скажи, чтоб выпустили нас!
   (Юдифь и Авра покидают шатёр Олоферна)

СЦЕНА 5.

ТРЕТИЙ ДЕНЬ В СТАНЕ ВРАГА
Пиршество в шатре Олоферна продолжается.

ОЛОФЕРН
Пока я жду Юдифь,
Во избежанье гнева,
Напомните мотив
Застольного напева!

ХОР ПИРУЮЩИХ, ОДАЛИСКИ.
«ПОЛНЫЕ КУБКИ»
Полные кубки вина                         
Сладкие губки и глазки                         
Неги и ласки полна                                           
Неги и ласки полна                                           
Жизнь, восхитительней сказки!
Полные кубки вина                         
Сладкие губки и глазки                         
Неги и ласки полна                                           
Неги и ласки полна                                           
Жизнь, восхитительней сказки!       

  (во время исполнения песни появляется Юдифь и Авра)

ОЛОФЕРН (к Юдифи)
Танцуя под твою дуду,
Я заказал для вас еду…

АВРА (шутливо, но с намёком)
Мужчина - царь, мужчина - Бог,
Но он всегда у женских ног.

ОЛОФЕРН (к Юдифи)
Чуть-чуть кошерного вкусив,
Даст Бог – заговорит Юдифь!
Как отшлифованный гранит,
Она спокойствие хранит…

АВРА (с иронией)
Есть, что сказать – вот и молчит!
А, значит, и не огорчит!
Муж огорчённый – обречён!

ОЛОФЕРН
Молчит… а всё-таки о чём?

АВРА (с иронией)
Мужчине не дано понять,
Что хочет женщина…
                          сказать.
Но, даже если и дано,
Он не поверит всё равно!

ОЛОФЕРН (начиная выходить из себя)
Я полагаю, неспроста
Рабыня на язык остра.

ЮДИФЬ
Она, как няня, как сестра,
Ко всем бесхитростно добра.
И от вина, без тени зла,
Она немного весела.

Спасибо за приём! У нас
По плану – наш молельный час!

Олоферн провожает Юдифь и Авру из шатра. Хор пирующих и одалисок продолжает песню «Полные кубки».

Полные кубки вина                         
Сладкие губки и глазки                         
Неги и ласки полна                                           
Неги и ласки полна                                           
Жизнь, восхитительней сказки!       

Юдифь и Авра выходят из шатра Олоферна.

ЮДИФЬ
Он обходительно терпим!
А ты шутила дерзко с ним!

АВРА
Хотелось весело – прости! –
Сегодня время провести…

ЮДИФЬ
Но время, - как ты не поймёшь?-
Как и меня, не проведёшь!
Теперь осталось у меня
Всего две ночи и два дня…

СЦЕНА 6.
Юдифь и Авра в своём шатре.

АВРА
У тебя сегодня был тревожный сон:
Извивалась так, что порвала виссон
И вскочила с ложа рано поутру…
Что тебе приснилось? Что-то не к добру?

ЮДИФЬ
У меня сегодня был чудесный сон:
Ты мне не поверишь, но приснился Он!
Сильный и красивый надо мной парил
И от сердца к сердцу что-то говорил…
Ни малейшей фальши
В ласковых словах…

АВРА
Что же было дальше?

ЮДИФЬ
Рай на небесах!
Вот Он – ближе, ближе… взял! - и не спросил!
И сопротивляться не хватило сил.
И острей кинжала, горячей огня
Сладким поцелуем Он пронзил меня!
Что ж ты не спросила,
Кто же Он?

АВРА (вопросительно)
Ответ:
Муж твой, Менасия?

ЮДИФЬ (раздражённо)
Олоферн!

АВРА (в ужасе)
О, нет!!!
Я от снов твоих сгораю от стыда!
Позабудь, раскайся и не думай впредь!

ЮДИФЬ (полушутливо)
Но раскаяться не поздно никогда,
Только согрешить… ведь можно не успеть!
                                   (про себя)
Господи! Вразуми!
Просветли мой разум,
Помутневший разом
Сразу за экстазом!
Господи! Отведи
Колдовские чары
Нового Сиссары…
И другие кары…
Господи! Помоги
В завершенье плана
Поздно или рано
Извести тирана!

СЦЕНА 7.
Юдифь и Авра  в  шатре Олоферна.

ОЛОФЕРН (лежа и с чашей в руке).
Вот – Вогоа! Даст фору всем поэтам! 

ВОГОА (подобострастно).
Индийская! С загадочным сюжетом! 

«ИНДИЙСКАЯ ПЕСНЯ»
В часы полнолуний                               
У юных шалуний,                                  
Взбодрённых подлунным купаньем,    
Глаза, как алмазы, желаньем                
Горят!
Прекрасные девы                                                 
В нарядах от Евы…                                           
И нет их на свете желанней,                         
Как нет их полёту желаний                         
Преград!                                                 

И глубже сапфира                                              
Дыханье эфира…                                                 
Но нет, это вовсе не снится:                         
Шалуньи-блудницы, как птицы,                
Парят!                                                                      
И глубже сапфира                                              
Дыханье эфира…                   
И негою воздух струится                      
Но нет, это вовсе не снится:                         
Шалуньи, как птицы,  парят!          

ОЛОФЕРН
Как ты отдохнула? Был ли сладок сон?

ЮДИФЬ
Воин караула топал словно слон…

Возмущённый Олоферн дал знак Вогоа, но Юдифь остановила его.

Это мне приснилось! А на утро ты
Оказал мне милость – преподнёс цветы…
Сливками с  клубникой встретили зарю…
Я тебя, Великий,  благоДа!дарю!

ОЛОФЕРН
Почему ж, однако, так печален взгляд?

ЮДИФЬ
Отравляет всяких размышлений яд…

ОЛОФЕРН
Ждал я поцелуя, горячей огня…

ЮДИФЬ
Участь Ветилуи мучает меня!

ОЛОФЕРН
Участь Ветилуи – мелкий эпизод!
Обращу в золу и…

ЮДИФЬ
И опять в поход?

ОЛОФЕРН
Нет! Поход походом…

ЮДИФЬ
И рекою – кровь!?
Но под небосводом главное – любовь!

ОЛОФЕРН
Всем давно известно, что и на войне
Для любви есть место. Ну, иди ко мне!

Олоферн подаёт знак, по которому все удаляются. Он обнимает Юдифь. Занавес опускается.

СЦЕНА 8.

Юдифь одна.

ЮДИФЬ  «ЧТО ТАКОЕ СЧАСТЬЕ»
Что такое счастье на устах у всех?
Почему так часто счастье – это грех?
То, что раньше было признанным табу,
Счастьем осенило горькую судьбу.
Знаю,
Будет призрак счастья
Душу рвать на части,
Рвать и ворожить!
Ворожить и долго,
Споря с чувством долга,
Память ворошить!
Знаю,
Нет такого средства,
Вытравить из сердца
Памяти фантом,
Заново родиться,
Чтоб не выть волчицей
Никогда потом!
Занеся над миром меч, среди людей
Для одних - кумир он, для других - злодей.
Не прикажешь сердцу  изменить себе
И, захлопнув дверцу, «нет!» - сказать судьбе!?
Знаю,
Будет призрак счастья
Душу рвать на части,
Рвать и ворожить!
Ворожить и долго,
Споря с чувством долга,
Память ворошить!
Знаю,
Нет такого средства,
Вытравить из сердца
Памяти фантом,
Заново родиться,
Чтоб не выть волчицей
Никогда потом!

СЦЕНА 9.
Хор одалисок, Вогоа, слуги. Пиршество продолжается.

ОЛОФЕРН.
От бабьих песен я сейчас усну!
Дай что-нибудь поинтересней!             
Хочу послушать воинские песни       
Как мы, бывало, пели в старину!       

«МАРШ ЗАВОЕВАТЕЛЕЙ»
Маршем идём по степи
С молниеносной войной.    
Если ты воин, терпи                               
Жажду, усталость и зной!                      
Завтра - решительный бой!                   

Вот уж в дали голубой                            
Город, как призрак, возник!                   
Вороны наперебой                                  
Делят арену резни!                                  

Яростно, как ураган,                               
Но искромётней и злей!                         
Обескуражив врага,                               
Бей и топчи, руби, не жалей!                

Золотом город мощён                                        
Но обречён он уже!                                              
Много в нём сказочных жён -                
Нет настоящих мужей!                      

Бей и топчи их конём                                        
Жги беспощадно огнём                                     
Сядешь в их город царём!
Бей и топчи их конём                                        
Жги беспощадно огнём                                     
Будешь великим царём!                         

(Все хором повторяют последние слова).
Ха-ха! Вот наши пeсни!                                  

ВСЕ.
Ура! Ура! Во здравье Олоферна!             

ОЛОФЕРН (к Вогоа).
А где жемчужина веселья моего,             
Красавица еврейка?                                           

ВОГОА (подобострастно).
Она сама сказала,                                                 
Что нет ей чести выше той,                            
Чем быть с тобой.

ОЛОФЕРН.
Да! Да! Горда!
(К Асфанезу.)
Что, Асфанез,                                                          
Ну, что,¬ – мою еврейку                                     
Сумел ты оценить?                                              
Смогла меня пленить,                            
И мне не быть в долгу!                         
Уверен, что смогу!                                  

АСФАНЕЗ.
Прекрасней, чем звeзда востока,                
Но недоступней диких скал,                
Прохладней горного потока…             

ОЛОФЕРН (мрачно).
А! – недоступна!! Ты это испытал? –       
(Гневно.)
 Молчишь, бледнеешь? –                                  
(Бешенно.)
Пес презренный!                                                    

Закалывает Асфанеза. В это мгновенье у входа в шатер показывается Юдифь, за ней Авра  с большой корзиной, в которой лежат козий сыр и бутыль вина.  Обе останавливаются в страхе.

ОЛОФЕРН (ласково).
Иди поближе.
Вот, в честь твою пустил я кровь рабу.
Он слишком раскатал губу!                   

ЮДИФЬ (медленно приближается).
И оборвал его судьбу...                         
По воле прихоти…                                  

АВРА (с негодованием и ужасом, про себя).
Зачем мы здесь?! Разврат и грех!          
Здесь как у псов – кровавый пир,          
А ради призрачных утех                         
Весь мир затопчет их кумир!                

ОЛОФЕРН (к свите).
Убрать его! – Сменить ковры скорее! 
Юдифь! Не хмурься, веселись, пируй! 
Увидишь: нет меня добрее!                      
Царицей будь, на зависть всем евреям! 

Юдифь садится близ Олоферна, Авра ей прислуживает.

ЮДИФЬ
Недолго будет это царство!..                                                                                                             
ОЛОФЕРН.
Нет, вечно! навсегда!       
Твердили мне волхвы и маги,                
Что с женщиной мой жребий связан – 
Она и завершит моей судьбы зигзаги. 
Ты – та, кто ими был предсказан!       
Вернёмся в спящий Вавилон,                
Разгоним сон, очистим трон                
И удивим столицу!                                              
Зачем венцом побед с царём делиться!?
Весь мир падёт к моим ногам,                
Но никому победы не отдам!                
Царём воссяду на престол я сам.          
И ты со мной, Юдифь – царицей!             
Вина!                                                       

ЮДИФЬ (про себя в тревоге).
Сатана! сатана!                                                    
Не слепи мне очей,                   
Трескотнёй небылиц!                            
Предсказанья речей                               
От пророка сбылись:                            
«Ты на небо взойдёшь,                         
Но низринешься ниц,                            
И гордыню и ложь                                  
Покарает Господь,                                  
Умертвив твою плоть!»

КВАРТЕТ:                      

1.ОЛОФЕРН (нежно, обнимая Юдифь, которая все отклоняет от себя его ласки).
И ты со мной, пока я жив, разделишь всё, Юдифь!
Мы будем выше сил природы!
Под нами будут трепетать народы!
И, как итог, наш трон, как общий вздох:
Мы вместе - царь, мы вместе - жрец, и бог!

2.ЮДИФЬ (быстро встает с места и идет к авансцене).
О, Боже! Нет тебя ни праведней, ни строже!
Так сокруши гордыню сатаны!
К тебе надежды все обращены!
Душа приходит в дрожь от слов его,
о, Боже!
Как скоро казнь ему пошлёшь!?
3.АВРА (про себя  в ужасе).
О, Боже! Нет тебя ни праведней, ни строже!
Так сокруши гордыню сатаны!
4.СВИТА ОЛОФЕРНА.
Мы смотрим в рот ему и гнём горбы,
А стоит гаркнуть Олоферну,
Как, словно кроткие рабы,
Мы в страхе ждем своей судьбы.
                                                                                  
ОЛОФЕРН (уже значительно охмелевший, встает с места и идет за Юдифью на авансцену).
Где ж ты, еврейка?       
Что ж испугалась?                                  

Нежно берет ее за руку. Юдифь отстраняется и наливает Олоферну большую чашу вина.

Вечно отныне                                                       
Пей, веселись!                                                       
Вечно со мною                                                    
Пей, веселись!                                                       

ЮДИФЬ (отступая, строго и гордо).
С вами сегодня я,                                     
В пику евреям,                                           
Чтобы к Сиону                                        
В нужное время                                        
Путь указать!                                           

Авра в ужасе закрывает лицо руками.

ОЛОФЕРН.
Найдем и сами этот путь!                            
А ты, Юдифь, забудь                            
Обратный путь отсюда!

ЮДИФЬ.
О, Боже праведный!             

ОЛОФЕРН.
Нет, Бога позабудь!
Сама Богиней будь!                         

ЮДИФЬ (восторженно).
О, Бог Израиля!  Царь неба и земли!    

(Пауза).

ОЛОФЕРН (будучи сильно пьян, злобно).
Ты лицемеришь!                                     
Ступай назад!                                                    
Ступай из рая в ад!                                        
А утром буду рад                                  
Увидеть!                                                 

ЮДИФЬ.
Утром?!                                                                      

ОЛОФЕРН (усмехаясь).
Да, завтра грянут трубы –                         
И мы пойдём на  бой!                         
Бесчисленные трупы,                            
Оставим за собой!                                  
Евреев-иноверцев,                                           
Под корень истребим,                         
А головы младенцев                            
О стены размозжим!                                     
И пир себе закатим                               
На ваших трупах, кстати,                      
Так, чтоб об этой дате                                  
Весь мир и впредь…                                  
И впредь не забывал!                            

ЮДИФЬ.
О, Бог Израиля!                                                 

ОЛОФЕРН:
Посмотрим, что Он скажет!    
                                  
ЮДИФЬ (решительно).
Нет, Олоферн! – конечно,  я с тобой!
Обет исполню свой и даже… (стыдливо.)
Я скрашу твой покой…

ОЛОФЕРН (страстно охватив ее).
Ты остаешься,                                                    
О, голубица!             
Слаще ты мирра,                                              
Ты – мой бальзам!                                                                               
О, голубица!             
Слаще ты мирра,                                              
Ты – мой бальзам!    
Всё злато мира,                                        
Славу кумира,                                           
Все за твою                                                 
Красоту я отдам!
Всё злато мира,                                        
Славу кумира,                                           
Все за твою                                                 
Красоту я отдам!                                                 

ЮДИФЬ (про себя, в то время, как Олоферн ее обнимает).
Господи Боже!                                        
Страшно до дрожи!
Кто мне поможет                                     
Суд совершить!?                                     

Юдифь ускользает из объятий Олоферна; он опускается на ложе около пиршественного стола.

ОЛОФЕРН.
Скользнула как змея!                            
Напрасно! Ты – моя!                               
Твой Бог, как и любой другой                
Не разлучит меня с тобой!                   
Юдифь! Что это значит?                      
Ты где?! Тебя здесь прячут?                
Знать хочу!                                              
Вы все рабы! Шакалы! Клячи!             
Да я вас всех в бараний рог скручу!

Бросается с обнаженным мечом взмах направо, взмах налево, – все, расступаются, он видит  Юдифь.

Ты здесь, моя Юдифь!
Не верь им!                                              
Они, как все рабы,                                  
Продажны и глупы!                               
И гнут свои горбы                                  
Перед царём…                                        
Тем самым, вавилонским!                            
Но все они на голову слабы!                
Понять не могут:                                     
Царь вавилонский – я!                                  
А вот тому, с его жеманным лоском,       
И лизоблюдам, всем уродам,  недоноскам    
Готов я показать, кто настоящий царь!
Скорее... трубы!.. в бой!                               
Где царь ваш?! Все за мной!                
Не вижу! Свету! свету!                               
Юдифь, Юдифь!                                  
Куда же ты? Постой!..                                                 
Они тебя убьют!.. к рассвету…          
Ох, тяжело!.. Юдифь!                            
Юдифь... Юдифь!
                                     
Меч выпадает из его рук. Он падает без чувств к самым ногам Юдифи.

ЮДИФЬ (содрогаясь).
Он умирает?..                                                       

ВОГОА
О нет! Всегда такой…
Когда он пьёт, а пьёт всегда до дури,    
Мы знаем, жди кровавой бури!             
Но крепкий сон всё снимет, как рукой.
Он утро встретит, мило балагуря…    

По знаку Вогоа телохранители и рабы относят Олоферна на его ложе в глубине сцены.

ЮДИФЬ (с тайною мыслью).
Да… благодатный, крепкий сон!
Пусть, бедный, отоспится он!                

ВОГОА (к Юдифи).
Ты здесь останешься, наверно,             
Для утешенья Олоферна!?                      
Мы входы все запрем.                                        

Свита и рабы уходят.

ЮДИФЬ (быстро).
Все, кроме этого  (указывает направо).
Нам разрешен свободный вход и выход.

ВОГОА (улыбаясь).
Повелевай! Ты здесь царица! – 
Затем... до завтра!
                                        
Уходит.
Рабы гасят светильники, кроме одного у самого ложа.

ЮДИФЬ.
До завтра! 
(про себя)
С рассветом ты                                                             
Язвить еврейку перестанешь!          
Я хмелею от блеска клинка                   
В изголовье исчадия ада
И сомнений: вдруг дрогнет рука          
Человека убить, даже если так надо! 
Я хмелею от блеска клинка                   
И иду на убийство – так надо!             

АВРА.
Дитя мое, опомнись! 

ЮДИФЬ.
В своём предназначенье                      
Тверда, как никогда…                         

АВРА.
Сгорая от стыда,                                     
Я жду Господня мщенья                      
Где грех, там и беда!                            

ЮДИФЬ.
О, да, Господне мщенье                               
Преступника сразит!                                        
И нет ему прощенья.                               
Господь меня простит!
И было бы неверно                                  
Совсем уж одного                                  
До самого утра                                                    
Оставить Олоферна!                                        
Иди! – я справлюсь!                               
Жди около шатра!                                  
Я позову тебя                                                       

Авра в унынии уходит.
Юдифь одна, заглядывает, спит ли Олоферн, возвращается на авансцену и, молится на коленах.

Господь отцов моих!
Бог силы! Бог победы!
Спаси твоих сынов,
Низвергни нечестивца!

Встает с колен, восклицая с силою.

Господь отцов моих!
Господь отцов моих!
Бог, силы подкрепи!

Бежит к ложу, схватывает меч у изголовья. – Удар меча за завесой: глухой вскрик; опять глубокая тишина, Юдифь выходит из-за завесы бледная, в изнеможении опираясь на окровавленный меч, слабым голосом кличет:

Авра!

АВРА (Входит унылая и в недоуменьи. Юдифь молча указывает ей идти за завесу. Авра идет, видит голову Олоферна отсечённую и, вскрикивая: «Избранница Господня!» - бросается лобызать ноги Юдифи.

ЮДИФЬ (в восторге, в то время пока Авра прячет голову Олоферна в мешок).
Теперь - к своим!

АВРА (также).
К спасенному  народу!

ЮДИФЬ
Скорей, скорей!

АВРА.
С победою в руках!

Быстро уходят.
                  Занавес падает.

                  СЦЕНА 10.

Площадь в осажденном городе та же, что и в 1-ой сцене. Глубокая ночь. Группы народа среди площади и у городской стены освещены только сторожевыми кострами. В толпе Озия, Хармий и Ахиор. Отчаяние и ожесточение народа дошли до крайнего предела.

ХОР.
Нас Иегова
Веры основа,                                              
Кинул сурово!                                           
Разве ждали мы такого!?                         

Иегова как оглох!                                     
Нас не слышит                                           
Иегова
Нам такой не нужен Бог!                         

АХИОР (на, авансцене в глубоком унынии).
Тех, кто жив хулой на Бога,                   
Сам у Бога не в чести!                            
Тупиковая дорога                                     
Ждёт на жизненном пути!                      

НАРОД (к старейшинам с дикою решимостью и настойчиво).
Мы всех заклинаем,                                  
Всех, кто ещё дышит,                               
Немедля откройте                                           
Нам все ворота!                                        

ОЗИЯ (спокойно).
Мы обещали Юдифи                                        
Ровно пять суток молиться и верить.          
Ровно пять суток держать на замке 
Все, что есть в городке,                         
Ворота и двери!

НАРОД (неистово).
Мы долго ждали напрасно!             
Всем всё понятно и ясно!                      
Юдифь изменила давно!                               
Погибнем мы все всё равно!                   
Веры нет уже вашим речам,                   
Лучше умрем от меча!                                     

Заря освещает вершины гор.

АХИОР.
Шансов осталось так мало! 
Вот и шестая заря заблистала!..          

НАРОД (с большею настойчивостью, поднимая с земли камни против  старейшин).
Мы долго ждали напрасно!                         
Веры нет уже вашим речам,                
Лучше умрем от меча!                                  

ЖРЕЦ (входит с угрозой).
Мощной десницею,                                        
Грозно карающей,
Всех нечестивцев
Бог поразит.
Только всем сердцем и
Искренне веруя,                                     
После страданий                                              
Воскреснет народ!                                           
С жаркой молитвою,                                     
С теплою верою!    
После страданий                                              
Воскреснет народ!                                           

Сторожевые трубы на городской стене.

ГОЛОСА ЮДИФИ И АВРЫ (за стеною).
Ворота, откройте ворота! . .                      

НАРОД.
Стучится к нам кто-то!                         

ЮДИФЬ и АВРА (за стеной).
Ворота, откройте ворота! . .                      

ЮДИФЬ.
Победа! Победа! Хвала Иегове!          
Наш враг побеждён!                            

НАРОД.
Пойдем! это голос Юдифи!                      

Зажигают светильники, чтобы идти к ней навстречу, ворота отворяются.

ВСE (в восторге).
Она к нам с победой, и с нею Господь! 
Она к нам с победой, и с нею Господь! 

Все со светильниками бегут навстречу Юдифи.

ЮДИФЬ (с головой Олоферна в руке входит и становится на парапет стены в глубине театра).
Вот голова Олоферна!                                     
Вот он, могучий воитель,                               
Вот он, владыка вселенной,                         
Вот он, Израиля страх!                                     

НАРОД (столпившись около  Юдифи).
Вот голова Олоферна!       
Вот он – глядите, глядите!          
(С силою, руки к небу).
Боже! Спасибо – развеял                            
Силу поганую в прах!                            

ЮДИФЬ (торжественно).
А в голову эту вонзите копьё,                
Со стен городских покажите  её!          
Пусть враг паникует и в страхе дрожит!

ОЗИЯ И ВОИНЫ.
Нанижем мы вражью главу на копьё    
Со стен городских им покажем её!       
Пусть враг паникует и в страхе бежит! 

Оазия и воины уходят, унося голову Олоферна.

За городской стеною сильный шум от бегущих колесниц, скачущих коней и звуки оружия; трубы. Озия и воины возвращаются. Быстро светает.

НАРОД (в шумном ликовании).
Мы победили! Да! Победили!                                     
Слава Юдифи, одной только ей!             
Слава Юдифи, подобно Яили,             
Подвиг свершившей во имя людей!    

ЮДИФЬ.
Все мы на свете без Бога убоги!
Взоры свои устремив к небесам,
Силу и мужество черпаем в Боге.
Богу должны мы курить фимиам!
С нами в живом диалоге
Стези укажет он нам!

НАРОД
С нами в живом диалоге
Стези укажет он нам!

К этой минуте яркий солнечный  свет.

ГИМН

ЮДИФЬ (за нею хор).
Он с нами, Он у нас в крови!
Любовь – основа Веры!
Его Божественной Любви
Не существует меры!
Внял нашим скорбным молениям
И защитил свой народ!
Всем после нас поколениям
Самый надёжный оплот!

Над картиной молящегося народа занавес опускается.

На освещённую сцену выходят все участники представления, кроме Юдифь. Кланяются, принимают цветы и аплодисменты… Внезапно гаснет свет. Луч прожектора выхватывает на краю сцены женскую фигуру. Это Юдифь, исполняющая песню.

ЮДИФЬ  «ЧТО ТАКОЕ СЧАСТЬЕ»

Что такое счастье на устах у всех?
Почему так часто счастье – это грех?
То, что раньше было признанным табу,
Счастьем осенило горькую судьбу.

Знаю,
Будет призрак счастья
Душу рвать на части,
Рвать и ворожить!
Ворожить и долго,
Споря с чувством долга,
Память ворошить!
Знаю,
Нет такого средства,
Вытравить из сердца
Памяти фантом,
Заново родиться,
Чтоб не выть волчицей
Никогда потом!

Занеся над миром меч, среди людей
Для одних - кумир он, для других - злодей.
Не прикажешь сердцу  изменить себе
И, захлопнув дверцу, «нет!» - сказать судьбе!?

Знаю,
Будет призрак счастья
Душу рвать на части,
Рвать и ворожить!
Ворожить и долго,
Споря с чувством долга,
Память ворошить!
Знаю,
Нет такого средства,
Вытравить из сердца
Памяти фантом,
Заново родиться,
Чтоб не выть волчицей
Никогда потом!
Конец.

© Copyright: Валерий Сауткин, 2010


Википедия
Стихи.ру

Комментариев нет:

Отправить комментарий